Каждый год летом на моем огороде созревает урожай. Плохой ли хороший, это уже не столь важно. А раз в два лета созревает дополнительный урожай:...

Германия и Португалия на ЕВРО 2012

Каждый год летом на моем огороде созревает урожай. Плохой ли хороший, это уже не столь важно. А раз в два лета созревает дополнительный урожай: проходят либо Чемпионат Европы, либо Чемпионат Мира, вот здесь качество урожая (игры) имеет значение. Смотреть матчи, где команды показывают уровень соседнего колхоза никогда не бывает интересно, даже под поллитру. Кстати, ввиду огородных дел что-то сил мало оставалось на употребление напитков. После 9 Мая и не помню, пил ли чего или нет. «С этой работой всю пьянку запустил», — как-то подумал я.

8 июня у меня, как и у большинства мужиков российских, да и не только, начались месячные: стартовал Чемпионат Европы по футболу , и месяц нас лучше особо не кантовать, а то капризничать будем. Отсмотрев поединки стартового дня, порадовался за «Газпром»: мало того, что обеспечили победу нашим в матче с чехами, так еще и дали мешок газа испанскому судье, чтобы поудалял важных игроков соперников и ничейку обеспечил. А ему что, у них ведь кризис, газу не хватает, вот и обрадовался. Мечты сбываются!

А вчерась пересеклись мы днем с Петровичем.
— Заходи вечером, футбик посмотрим, — говорю я.
— А что еще делать будем? — тормозит Петрович.
— Семечки щелкать, — продолжаю заманивать я.
На том и порешили.

Приходит Петрович вечером, где-то в половину одиннадцатого, а у меня все для футбола готово: телевизор включен, перед ним стол, в центре стола возвышаются два пузыря, их окружают, как крепостные стены, тарелки с картошечкой, редисочкой, лучком и чесночком, на правом фланге сторожевая башня — последняя банка огурцов тещиного посола, а позади бутылок – селедочка с укропом. Ну, и для Петровича, на переднем краю стола лежит горка семечек.
— Что это? — вопрошает с недоумевающим взглядом Петрович. Мы же, того, семечки щелкать собирались.
— Не боись, Петрович», — успокаиваю я. — Семечки обещал – вот они, я слово свое держу. А остальное – это фанатская атрибутика. Сегодня играют Германия с Португалией. Ты за кого болеть будешь?
— За Португалию. Немцев как-то я не очень. Их наши отцы и деды гоняли еще…
— Раз за Португалию, вот тебе португальский болельщицкий атрибут!- Я взял со стола и протянул Петровичу бутылку портвейна. — Как забьют, выпивай премиальный стакан. Можешь полрюмочки еще за опасный момент наливать, чтоб не прокис. А мне остается Германия, поэтому премиальные будут в виде шнапса. А поскольку шнапса у нас отродясь не водилось, то я у бабы Глаши взял отечественный вариант этого напитка.

С этими словами я откупорил бутылку, и оттуда потянуло чем-то лекарственным. «Опять димедрола добавила», — подумал я, но тут судья в телевизоре дал свисток, и игра началась.

— Давай, Петрович, за начало матча, — наполняя стаканы произнес я и приготовил огурец для закуски. Петрович тяжело вздохнул. Он тоже видно давно не тренировался, а матч предстоял трудный.
Не успел я поднести стакан ко рту, как немцы уже организовали опасный момент, но после удара головой вратарь поймал мяч намертво.
— Вот тебе, Петрович, листочек с составами, с газеты списал. Чтоб знал, как твоих подопечных зовут, — сказал я и потянулся за картофелиной.
— А вот этих особенно запомни: в центре защиты играет Пепе, слева Коэнтран, а в нападении – Криштиану Роналду, — наставлял я.
— А что, это помощники президента на общественных началах, чтобы их запоминать?
— Темный ты, Петрович. Это ж игроки мадридского Реала! Кстати, у меня тоже есть два немца оттуда: Озил и Хедира.

— Что-то фамилии у них не слишком немецкие, — недоверчиво покачал головой Петрович.
— Фамилии не выбирают. А вот смотри, еще у немцев справа в защите загорелый парень по фамилии Боатенг, играет. Как будто тоже португалец.
— А чем лучше игроки Реала, чем другие? И почему португальцев так много в Реале?
— Еще раз темный ты, Петрович. Хоть и электричество у тебя в доме есть. Это ж Реал! Чемпион Испании этого года! А тренер у них португалец, Моуриньо фамилия. Вот он земляков и позвал.
— Мавриньо? – переспросил Петрович. – Почти как Мавроди…
— Да нет, он нормальный мужик. Его показывали перед началом матча. Руками водил, будто благословлял своих на подвиги.

Тем временем игра проходила неспешно. Наши герои себя в первом тайме проявили мало. Роналдо, продравшись по левому флангу и прострелив вдоль ворот, обозначил опасный момент, да сплоховал нападающий – не смог добраться до мяча. Коэнран больше сосредоточился на оборонительных действиях, ведь против него играл сам Мюллер. А вот Пепе, который в центральной зоне сторожил Гомеса, но не всегда удачно, разок смачно зарядил в перекладину. Мяч после удара отскочил в линию ворот, но не за нее. Это показали и на повторе. Так что зря Роналду танцевал с поднятыми руками: не было гола! У немцев Озил отметился пасом, после которого нападающий спугнул стайку воробьев, да Хедира лично продолжил это пустое занятие.

Петрович, употреблявший понемножку портвейн даже при отсутствии моментов, отреагировал на этот момент: «Хедира, Хедира, не забьешь ты… ничего!» А после удара Пепе в трубу он радостно собирался налить внеочередной стакан, но, посмотрев повтор, огорченно ограничился половинкой рюмки.

В начале второго тайма немцы сразу нанесли несколько ударов, один из которых на счету Хедиры, но все они были заблокированы. А Петрович еще раз исполнил речевку, посвященную немецкому полузащитнику. Команды, будто бы приняв допинг, стали бегать быстрее, и быть по воротам чаще. Да и грубости прибавилось. Вот Коэнтран въехал по ногам немцу и получил от судьи лекарство от кашля.

Но вскоре, видимо, допинг кончился, и, глядя на поле, я стал клевать носом. Разбудил меня вопль комментатора: «Гоооол!». Оказалось, немцы все-таки забили, а ассистировал нападающему все тот же Хедира, которого критиковал Петрович.

— Ну что, Петрович, Хедира, может сам и не забил, но передачу голевую сделал! – воскликнул я, наполняя стакан димедрольным шнапсом. – Гитлер капут! – добавил я и осушил стакан.

Португальцы тем временем бросились отыгрываться. В одной из атак Криштиану Роналдо прорвался по своему флангу и сделал пас на Коэнтрана, но Реальная связка не сработала. «Коэнтран, Коэнтран, съешь-ка лучше ты банан!» — начал кричалку я, но тут же прикрыл ладонью рот: вдруг судья услышит, усмотрит в этом расистские высказывания и прервет игру.

Петрович же неистовствовал и подгонял португальцев, ругаясь при этом по-русски. А когда после прострела вышедший на замену нападающий не забил верный гол, пнув мяч во вратаря, мой оппонент так подпрыгнул на кресле, что при обратном приземлении чуть его не сломал.

— Нет, Петрович, мебель тут не причем. Португалы мне ее не компенсируют, — поучительно заметил я , и тут раздался финальный свисток.
— Видно не судьба, — раздосадовано промолвил Петрович.
И тут я увидел, что мы почти все допили. Разлив остатки по рюмкам, мы чокнулись.
— Россия – чемпион! – произнес я тост «на посошок».
— Воистину чемпион! – почему-то по-пасхальному отреагировал Петрович.

На том и разошлись. Перед порогом Петрович пообещал в следующий раз выбрать команду, которая наверняка выиграет.
— Натюрлих, — ответил я и закрыл дверь. Было уже далеко за полночь, а завтра предстоял новый день.